Разговоры о возможности новой мировой войны достигли своего апогея, хотя участники подобных дискуссий часто ошибаются. Когда дело доходит до оценки военного потенциала, западные СМИ в основном уделяют внимание более слабым государствам. В то же время колоссальные возможности США, которые по-прежнему лидируют по количеству расходов на оборонный сектор, остаются без должного внимания.

111

Любое разумное обсуждение того, какой гипотетически могла бы быть Третья мировая война, должно начинаться с военной мощи Америки. При том, что Китай и Россия не бедны на различное вооружение, у американских командиров есть возможность подавлять разрастающиеся конфликты и противостоять силам противника еще до того, как он успеет их применить.

Возьмем только боевые действия с применением ракет. У Военно-морских сил США уже есть 4 тысячи крылатых ракет Томагавк. ВМС и ВВС в настоящее время осуществляют поставку 5 тысяч обычных крылатых ракет JASSM с дальностью поражения от 200 до 600 миль. Едва видимые для радаров, они предназначены для уничтожения «сложных» целей — таких, как ракетно-ядерные склады.
Россия и Китай, напротив, не имеют ничего подобного по количеству или качеству, что могло бы действительно угрожать материковой части США. То же касается и морских сил. Из-за двух российских фрегатов и небольших кораблей, размещенных у побережья Сирии, было много шумихи. В то время, как только у Франции — 20 военных кораблей и авианосец в Средиземном море, а регулярные силы США в этом районе — шесть эсминцев, оснащенных десятками крылатых ракет и противоракетных систем.
На другом конце Европы российские военные угрожают маленьким прибалтийским государствам. Но редко кто упоминает, что российский Балтийский флот по размеру — такой же, как и у Дании, а по сравнению с Германией — в половину меньше. Между тем, об агрессивной экспансии Китая в Южно-Китайском море говорят в контексте наличия авианосцев и баллистических ракет большой дальности. Да, китайский военно-морской флот продолжает расти. Но, по данным Международного института стратегических исследований, его численность по-прежнему равна флотам Японии и Тайваня, в то время как у США — 19 авианосцев по всему миру, включая морские штурмовые корабли. Но наиболее угрожающим является, конечно, ядерный фактор.

С воздуха!

У США, России и Китая есть ядерное оружие. Недавно Владимир Путин представил новые ракетоносители с ядерными боеголовками, которые он описал, как «непобедимые ни одной существующей и будущей системами». Именно поэтому многие предположили, что Китай первым откажется от политики неприменения ядерного оружия. Все упомянутое, несомненно, тревожно. Несмотря на то, что угроза применения ядерного оружия давно считается сдерживающим фактором войн между мировыми лидерами, возможно, это давно не так. И миру просто везет. Опять-таки, неядерные возможности США часто недооцениваются.

Вероятно, американские лидеры полагают, что способны устранить сдерживающий ядерный фактор России мощным ударом из обычного оружия при поддержке противоракетной защиты. Программа Prompt Global Strike, начатая еще до 11 сентября и продолжаемая при Обаме, направлена на реализацию подобной возможности. Командование глобальными ударными силами ВВС США стремится использовать обычные вооружения для поражения любой цели на Земле менее чем за 60 минут.
Нельзя сказать, что это легкая задача. Чтобы уничтожить ядерные ракеты России до того, как они будут запущены, американским военным необходимо сначала заглушить российские радиолокационные и командные средства коммуникации, возможно, с использованием кибератак. В таком случае, пришлось бы уничтожить около 200 стационарных и 200 мобильных ракет на суше, десяток российских ракетных подводных лодок и бомбардировщиков. Все ракеты, которые после этого еще будут боеспособны, также должны быть уничтожены.
У России нет возможностей пережить такую атаку. Спутниковые и наземные радиолокаторы раннего предупреждения будут разрушены: их практически нельзя заменить. В то же время США продолжают разрабатывать целый ряд технологий для проведения противоспутниковых и радиолокационных миссий: их используют в течение многих лет (еще в 1985 году был сбит спутник с реактивным истребителем F15). Запад также сильно зависит от спутников. А Россия и Китай продолжают развивать свои собственные противоспутниковые системы.


Война в небе

Российские бомбардировщики были разработаны еще во времена СССР, поэтому все беспокойство Запада из-за их наличия в воздушном пространстве, беспочвенно: они не представляют никакой серьезной угрозы сами по себе. Если бы российские и американские самолеты столкнулись друг с другом, русские не смогли бы их увидеть: не хватило бы диапазона.
Во время холодной войны, американские и британские экипажи субмарин постоянно следили за советскими подводными лодками, как только те покидали свои базы. С тех пор российские войска сократились, а американская война против подводных лодок была восстановлена. Это говорит о том, что российские подводные лодки смогут быть выведены из строя еще до того, как произведут выстрелы.
Основа ядерных сил России состоит из наземных ракет, которые находятся в шахтах, другие — транспортируются по железным и автомобильным дорогам. Ракеты в шахтах могут быть поражены несколькими типами ракет, которые практически незаметно доставляются на американских самолетах. Все они предназначены для уничтожения целей, защищенных глубокими бетонными и стальными бункерами. Для американских планировщиков проблема заключается в том, что их ракетным самолетам может понадобиться слишком много времени для достижения данных целей. А в такой ситуации счет идет на минуты.

© AP Photo, Artyom Korotayev
Транспортно-пусковая установка межконтинентальных баллистических ракет «Тополь-М»

Чтобы поразить цель как можно быстрее, нужно оснастить неядерные боеголовки быстрыми ядерными баллистическими ракетами. В 2010 году Роберт Гейтс, занимавший пост министра обороны при Бараке Обаме, сказал, что у США есть такая возможность. Межконтинентальные баллистические ракеты могут за 30 минут долететь от США до Сибири. Если они будут запущены с удачно расположенных подводных лодок, ракеты Trident смогут поразить цель даже через десять минут.

С 2001 года ВМС США готовились к установке своих ракет Trident с инертными сплошными боеголовками — с погрешностью до десяти метров — или большим радиусом поражения осколками. Критики утверждают, что это рискованно: враг не сможет сразу понять, был ли удар ядерным или из простого оружия. Поэтому ответ может быть произведен, исходя из худших предположений. Согласно исследованиям Конгресса США, разработка внезапно прекратилась в 2013 году, когда уже была близка к завершению.

Тем не менее, США продолжали разрабатывать другие технологии, которые дали бы возможность поразить любую цель на земном шаре в течение часа. Прежде всего, речь идет о гиперзвуковых ракетах, которые могут вернуться на землю со скоростью, в десять раз превышающую скорость звука.
Ракетная зависть

Частично ядерные силы России состоят из ракет, транспортируемых по железной дороге. В статье спонсируемого Кремлем информационного агентства Sputnik говорилось, что эти ракетные вагоны трудно найти. Так что Prompt Global Strike может оказаться не столь эффективным, как хотелось бы США. В это мало верится. Но в статье также говорится, что остальной ядерный арсенал России, на самом деле, достаточно уязвим.

Начиная с «Scud hunt» в первой войне в Персидском заливе, американские военные много лет совершенствуют свое мастерство в поражении мобильных наземных ракет. В настоящее время они применяют дистанционные датчики для немедленного нападения на небольшие наземные цели в многочисленных операциях по борьбе с повстанцами, которые проводятся с 2001 года.

Командный пункт управления учений войск ПВО

Если удар Prompt Global Strike не остановит запуск всех российских ракет, тогда США могут использовать «щит» собственной противоракетной обороны. Его развернули после того, как в 2002 году Россия вышла из договора о запрещении подобного оружия.

И хотя некоторые из систем противоракетной обороны после 2002 года были названы неэффективными, у ВМС США есть «Aegis» — система, которая, по словам одного из бывших руководителей программ по противоракетной обороне Пентагона, может сбивать межконтинентальные баллистические ракеты. 40 военных кораблей США оснащены почти 300 противоракетными установками Aegis. В 2008 году одна даже уничтожила спутник, когда тот сошел из орбиты.
Ментальность войны

В преддверии войны в Ираке различные правительства и наблюдатели предупреждали США и Великобританию о потенциальных непредвиденных последствиях. Но эти страны не поддавались критике и опасениям. И, несмотря на все уроки, которые можно извлечь из катастрофы в Ираке, сегодня есть большой риск того, что произойдет нечто подобное.

Жертвы в других странах мало влияют на внутреннюю политику США. Сотни тысяч мирных иракцев, погибших при первых санкциях, а затем в войне, не оказали влияния на президентов Клинтона или Джорджа У. Буша. Нельзя сказать, будет ли реакция другой при аналогичных потерях в Иране или Северной Корее, особенно при использовании «гуманного» высокоточного оружия.

Более того, опрос, проведенный Скоттом Саганом из Стэнфордского университета, показал, что сами американцы не будут выступать против предупредительного использования оружия, даже если речь будет идти о ядерном. Конечно, при условии, что сами США не пострадают. Применение Trident становится искушением.

Контроль над обычными видами оружия, а также оружием массового поражения (ОМП) срочно требует внимания со стороны международного гражданского общества, средств массовой информации и политических партий. Все еще есть время для того, чтобы активизировать деятельность Нобелевской международной кампании по уничтожению ядерного оружия и Договора о запрете ядерных испытаний. Также необходимо оживить и сделать более масштабной деятельность по контролю вооружений Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ), благодаря которой холодная война была завершена мирным путем.

Возможно, Трамп или один из его преемников, как и кайзер в 1914 году, ужаснутся, столкнувшись с реальностью масштабных атак США. Но в отличие от кайзера, который впервые увидел свою империю разобщенной и побежденной, президент США в XXI веке, возможно, избежит подобной участи.