Арсенал

Боевая машина НАТО для ядерной войны

14.03.2017 | 11:12 | Просмотров: 742

В 1960-х годах Советская армия сделала судьбоносный выбор, решив, что тактическое ядерное оружие — не приговор. После бомбардировок Хиросимы и Нагасаки военные по обе стороны «железного занавеса» сперва сочли, что теперь главным инструментом войны должны стать ядерные бомбы. Однако с течением времени они все же пришли к выводу о том, что отныне на полях сражений будут господствовать мобильные армии, защищенные от радиации. В результате именно это — окольными путями — и привело к появлению M2 Bradley, первой американской боевой машины пехоты.

111

В 1950-х годах Советский Союз вложил немало сил и средств в создание многочисленных и сильно механизированных войск. Однако разрушительная мощь ядерного оружия угрожала отменить большие армии как таковые — а заодно и большие морские и воздушные флоты. Тем не менее, СССР, крупнейшая сухопутная держава 20 века, не хотел отказываться от преимуществ численного превосходства — и стал искать способы сохранить его в условиях ядерной войны.

Если советские танки обладали естественной защитой от теплового излучения и ударной волны, то пехота в бронетранспортерах с открытым верхом была уязвима. В итоге специально для нее была создана боевая машина пехоты (БМП), в которой могло поместиться целое пехотное отделение и которая была снабжена 73-мм пушкой и противотанковой ракетой «Малютка». Находящиеся внутри БМП пехотинцы также могли стрелять по противнику из своих AK-47 через бортовые амбразуры, хотя делали это крайне редко. Вместо того, чтобы спешиваться во время атаки, бойцы Красной армии должны были сражаться, оставаясь в боевой машине. Это позволяло им быстро передвигаться по полю сражения — слишком быстро, чтобы их можно было накрыть тактическим ядерным оружием.

Западные военные аналитики с запозданием пришли к аналогичным выводам. Сухопутные войска США продолжали использовать бронетранспортер M113. Он был легко бронирован и легко вооружен, и его единственной задачей было довезти солдат до поля битвы. Дальше они спешивались и шли в атаку на своих двоих. При этом, как отмечали советские военные, медленный темп продвижения атакующих спешенных бойцов делал их удобной мишенью для тактического ядерного оружия.

Итак, Сухопутные войска Соединенных Штатов решили, что им нужна своя собственная боевая машина пехоты. Первой попыткой стала MICV-65, созданная на шасси самоходной гаубицы M109. Она была снабжена башней и 20-мм пушкой. В итоге военные от нее отказались, так как она была слишком тяжела для транспортировки по воздуху и слишком медленна, чтобы держаться наравне с германско-американским основным боевым танком MBT-70.

Это оказалось одной из первых дилемм, связанных с БМП. Боевые машины пехоты должны были быть большими, чтобы в них могло помещаться полное пехотное отделение, и хорошо бронированными — ведь, в конце концов, в них должны были находиться до 12 человек, втрое больше, чем в танке. Однако чем они были больше, и чем тяжелее была их броня, тем медленнее и неповоротливее они становились.

Одновременно Сухопутным войскам потребовалась новая бронированная боевая разведывательная машина для разведывательных взводов и полков. Чтобы сэкономить средства, два проекта решили объединить в один с двумя вариантами — боевой машины пехоты и разведывательной машины. И тут проявилась очередная дилемма: БМП с обитаемой башней оказывалась выше танка и сильно выделялась на поле боя, а разведывательной машине, напротив, лучше было быть низкой, чтобы, в случае необходимости, можно было скрытно наблюдать за полем боя.

Прототип новой машины, известный как XM723, был разработан в 1973 году FMC Corporation. Машина весила 21 тонну, ее экипаж состоял из трех человек и она могла перевозить девять бойцов. Ее броня была способна выдерживать попадания из 14,5-мм советского крупнокалиберного пулемета КПВ. Как и у советской БМП, у нее была маленькая, рассчитанная на одного человека башня с 20-мм пушкой. Солдаты в десантном отделении, расположенном в кормовой части, тоже могли, как и красноармейцы в советской БМП, вести огонь — но не из своего оружия, а из М231, приспособленной для стрельбы через амбразуры модификации винтовки M16.

В дальнейшем дилеммы — и компромиссы — продолжали нагромождаться друг на друга. 20-мм пушку заменили на 25-мм, чтобы разведывательной машине было проще бороться с легко бронированными противниками. По сравнению с M113, XM723 с намного большей вероятностью могла столкнуться с вражескими танками, и поэтому ее новую большую двухместную башню снабдили контейнерной пусковой установкой с двумя готовыми к бою противотанковыми ракетами дальнего действия TOW. Это имело смысл сделать скорее на разведывательной машине, чем на БМП, но военные решили, что обе модели должны использовать одинаковые башни, оснащенные противотанковыми ракетными комплексами.

Большая башня и более тяжелое вооружение сделали машину больше и тяжелее. Пушка M242 Bushmaster и противотанковый ракетный комплекс потребовали дополнительного пространства для боеприпасов. В итоге места для трех пехотинцев заменили местами для патронов, снарядов и ракет.

Это было вполне разумной мерой для разведывательной версии, в которой требовалось место только для двух спешивающихся разведчиков и для боеприпасов. Однако в боевой пехотной версии такое изменение конструкции уменьшало количество пехотинцев в десантном отделении с девяти до шести. Хотя БМП теперь был способен лучше бороться с танками, в результате перемен пострадала ее способность к высадке пехоты — то есть к тому, что было ее главной задачей. При этом винтовки для стрельбы через амбразуры на деле никогда не использовались.

В итоге XM723 была принята к производству. Результат назвали боевой машиной «Брэдли» и начали выпускать в двух вариантах — боевая машина пехоты M2 и боевая разведывательная машина M3. Несмотря на то, что в основе M2 и M3 лежали разные наборы требований, снаружи обе машины выглядят одинаково. Хотя в целом проект увенчался успехом — за 36 лет ни одно из вынужденных компромиссных решений не оказалось для него фатальным,- трудно не задаваться вопросом о том, что было бы, если бы военные решили делать две разные машины.

К счастью для обеих сторон, ни Советская армия, ни американские Сухопутные войска так и не опробовали боевые машины пехоты в ядерной войне. Однако тот факт, что техника, созданная в Москве в 1955 году, косвенным образом повлияла на технику, использовавшуюся в Ираке в 2009 году, сам по себе многое говорит нам об изменчивом характере военных задач. Мы не знаем, какие машины придут на смену M2 Bradley, и тем более не знаем, где им предстоит сражаться. Впрочем, одно можно сказать с уверенностью: новая боевая машина, какой бы она ни была, скорее всего, сможет отлично обойтись без оружия для стрельбы через амбразуры.

Источник: inosmi.ru



Метки: ,
Похожие статьи:

Пилот F-35 рассказывает, почему российские и...

С тех пор как Соединенные Штаты в 1991 году использовали Локхид F-117 «Найт Хок», чтобы сравнять с землей Багдад, в то время один из самых защищенных...

Топ-5 новейших танков мира

Не только Россия, выпустившая танк Т-14 «Армата», работает над созданием перспективных образцов боевой техники. На военных выставках последних лет...

Для чего американскому спецназу российские...

Зачем спецназу США нужны российские пулеметы? Достаточно посмотреть любой видеосюжет о конфликтах, например, в Ираке или Сирии, и ответ становится...

Комментарии

  • Оставьте первый комментарий - автор старался

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*


Реклама на сайте

Страны и их войска

Опрос

Считаете ли вы удары российской авиации в Сирии эффективными?

Последние комментарии

Вход на сайт

Запомнить меня

Забыли пароль?

Регистрация

Пароль будет отправлен вам на e-mail.